Latest Entries »

artworks-000126741165-gtymxf-t500x500

Сегодня в рубрике клуба Fabric мы представляем drum’n’bass ветерана из Бристоля  – dj Die, творческий путь которого уже измеряется десятилетиями. Выступление этого выдающегося человека для нас состоится уже не в первый раз.  21.08 в пятницу на нашем мероприятии dj Die из формации Full Cycle вновь почтит своим присутствием публику в местечке Farrington. Мы долго к этому шли, для того чтобы Die все таки записал гостевой микс нам потребовалось немало времени. «Это микс из jungle музыки » – объясняет Die, прислав микс нам сегодня с утра – «в нем я возвращаюсь к тому самому звучанию, с которого все началось для меня когда-то. Давайте называть это jungle или jungle techno».  Разумеется, если ты 20 лет в игре, задача выбрать самое дорогое сердцу за все это время, в виде часового микса, может показаться самой легкой. Но особенно, учитывая тот факт, что за все время этого долгого музыкального путешествия сама музыка претерпела множество изменений и возращений к прошлому. Все это мы объясняем, dj Die прямо сейчас уже не тот, кем он был раньше…

«Думаю, нужно пояснить, что этот микс – это нечто иное, как микс из личных моих воспоминаний, и он не отражает в полной мере меня как ди-джея, также как и не отражает он то, чем я сейчас занимаюсь» – вот таким образом владелец эклектичного лейбла Gutterfunk объясняет нам суть микса и добавляет: «однако, все, что вы услышите –  это  всего лишь часть большого путешествия, которое привело меня сейчас сюда».

Журналист интернет издания Cone Magazine Edward Maddocks  недавно вернулся из Японии, где провел несколько дней, путешествуя вместе с  Yu ‘Ena’ Asaeda, одним из самых необычных и передовых музыкантов и ди-джеев на поприще Bass музыки на данный момент в Японии.

Мой 15-часовой перелет по маршруту Лондон-Токио наконец-то завершился, и мы приземлились в аэропорту японской столицы вместе с бристольскими музыкантами из проекта Ruffhouse. Домчавшись на скоростном Skyliner экспрессе из Narita (название аэропорта, прим.перевод), мы доехали до отеля, где нас уже ждал Ena. В тот вечер соратники по Samurai цеху Ena и Ruffhouse играли на легендарной токийской вечеринке «Back To Chill», организованной первопроходцем dubstep музыки в Японии Goth Trad практически 10 лет назад и до сих пор пользующейся популярностью.

Мы ехали с Ena по мегаполису, сверкающему неоновыми огнями в Shibuya. Он вез нас на выступление.  Мы очень хотели, чтобы он показал нам свою музыку. В саундсистеме он ставил нам набросок незаконченного проекта. Он длился около часа, звучал ambient с разного рода экспериментальным звучанием, нетривиальными сэмплами и хаотично разбросанными ударными.

.Уникальное звучание, непохожее ни на что, что приходилось мне слышать до этого от японских музыкантов. Для меня оно не что иное, как прямое доказательство артистизма и таланта Ena. Прекрасная иллюстрация того, как изменилось звучание за последние несколько лет. Первые работы, взять, например, cсовместный трек с Cardz «Deadstock», который звучит потрясающе, но по большому счету является хрестоматийным drum’n’bass треком. Но с каждым последующим релизом, будь то альбомы «Bilatereal» или «Binaural», звучание стало еще глубже и теперь оно более экспериментальное. От 170 ударов в минуту до 140 или еще ниже.

Нерушимый, абстрактный минимализм звуковых ландшафтов Ena представлен во всей красе на крайнем альбоме «Divided», увидевшем свет в формате аудиокассеты на саблейбле берлинского Samurai Records – Samurai Horo.  Необычный релиз в выборе формата обязан характеру записи – непрерывное прослушивание, которое лучше всего подходит для аудиокассеты.

Ena говорит нам: «Эволюция звука всегда является естественным процессом, в котором я добиваюсь нужного мне звучания, тщательно работая над ним. При этом придерживаюсь принципа «оставь всё как есть», и в тоже время тщательно избегаю разного рода музыкальных клише». Эта мысль японского музыканта напомнила мне о кайдзен философии или о принципе «постоянного совершенствования», которого он придерживается в творческом процессе. Ena рассказывает, что для него приоритетным является создание абсолютно нового и непохожего ни на что звучания. Равно как и постоянное движение вперед, навстречу деконструированному резонансу, исследованию многослойности фактуры трека и скрытой ритмики.

Он объясняет свое желание усилить степень «странности» своей музыки умышленным использованием неожиданных шумов неясного происхождения, чтобы удивить слушателя или же ввести его в замешательство.

Музыкант тщательным образом работает над звучанием, в зависимости от желаемого конечного результата. Как правило, начиная с нуля. Первым  делом идет работа над ритмом и грувом, потом, поверх этого, ложатся собственные самплы, созданные из ниоткуда. «Идея создания музыки приходит вовремя ди-джейского сета. На первом плане всегда то, что я хотел бы сыграть как ди-джей, а только потом я сажусь за написание трека». Ena не раскрывает своих секретов, он только лишь объясняет нам, что использует целое множество необычных процессов, чтобы сгенерировать или же декомпозировать звук. Чаще всего это достигается путем работы с «найденными звуками» или же модулярными изменениями.

На наш вопрос о жанровой принадлежности своей музыки, коренной житель Токио сказал, что все, что существует сейчас не подходит в качестве определения к его работам. Добавляет, что на протяжении всего времени японская электронная сцена была весьма разнообразной и это серьезно влияло на слияние стилей. Так, например, за одну ночь в японском клубе на вечеринке вы можете с легкостью услышать и dubstep, и drum’n’bass, и hip-hop, и techno.

Ena признается, что abstract hip-hop продюсеры повлияли на него в музыкальном плане сильнее всего, среди них отдельно Ena выделяет dj Krush. Кроме него, в нашей беседе звучат имена dj Vadim, El-P из Company Flow и Mr.Len. Аналогично всем эти продюсерам, Ena применяет в своей работе необычные приемы, техники и оригинальные элементы, которые делают его музыку особенной и благодаря которым Ena заслуженно является  флагманом абстрактной электроники.

Но в равной степени Ena отдает должное и своим музыкальным drum’n’bass корням, которые уводят во времена юности, во времена вечеринок в Токио наподобие «Drum’n’Bass Sessions» в клубе Unit. Из множества имен, Ena особняком ставит Photek и Source Direct.

19215304710_e96369d921_b 19215314188_d973aa4c36_b 19215314278_03e4f0e808_b1

Помимо статуса непревзойденного музыканта, Ena известен также своим разносторонним и очень грамотным подходом как ди-джей. В его «живых» выступлениях музыкальная составляющая может варьироваться от танцевальной до погружающе-медитативной. В своем сете на «Back To Chill» он представил back2back сет (совместно с 100mado) из drum’n’bass шедевров за последние 20 лет. В клубе Unit, вместе с Goth Trad в поддержку выступления the Orb, Ena играл медленные ритмы с плотным басом в эклектичном ключе, масимально подходящем для широкой аудитории. А уже в Grind records Café в Осаке Ena, будучи в более «интимной» обстановке, представлял уже экспериментальную сторону своей музыки. Он выстраивал сложные текстуры с задумчивыми мелодиями и обрамлял их уникальными самплами.

Но отголоски выступлений Ena как ди-джея можно отчетливо услышать и в процессе его LIVE. Гитарные педали, Cubase и контактный микрофон. Подобное выступление забирает слушателя в звуковое путешествие сквозь глубокие реверберации, вибрирующие внутри вас низкочастотные колебания и внеземные партии синтезаторов. И вот вы, уже являетесь бесстрашным исследователем абстрактной электроники на самой ее передовой.

Ena,как ди-джей, все чаще и чаще заметен на эклектичных и авангардных музыкальных фестивалях. За ним пристально следят в Берлине, он пользуется популярностью в местных techno кругах. 21 августа 2015 года он выступает на фестивале Аtonal, где наряду с музыкой будет представлена и визуальная часть перформанса. Этот фестиваль  пользуется славой с 80-х годов, как оплот самой передовой и экспериментальной музыки. Таким образом, мы еще раз убеждаемся, что Ena не зря признан музыкальной общественностью.

Ena is at the vanguard of abstract and experimental underground electronic production not just in Japan, but globally. As such there is much anticipation surrounding his next as of yet untitled EP which is expected to be released on Samurai Red Seal around autumn. Ena also hints at another secret project which will be announced in the near future. Watch this space.

Ena  – флагман абстрактной электроники не только у себя  в Японии, но и в мире. Осенью у этого музыканта на Samurai Red Seal выходит EP. Название пока неизвестно. Но многие уже ждут выхода с нетерпением. Ena также намекнул мне,  что занимается каким-то еще одним проектом, название, которого пока держится в секрете. В ближайшем будущем мы все о нем узнаем. Держитесь курса и слушайте микс Ena для фестиваля Atonal.

оригинал: http://www.conemagazine.com/exploring-abstract-ena/

перевод: Rustee https://vk.com/specialrequest (c) 2015

«Ощущение реального времени первостепенно, и именно в нем рождаются нужные хитросплетения…»

1-1-Nucleus-Paradox-Photo-by-Greyorb

Мир, созданный Nucleus & Paradox – это мир культуры брейкданса, ломанных ритмов, науки и чистейшей загадки. Прочитав это интервью, вы, вероятно, дополните этот список некоторыми явлениями, такими как, например, «живые драм брейки», «хрустящие барабаны» или «российские магазины пластинок». По сути, это и есть жизненное кредо, запечатленное на, пожалуй, самом выдающемся срезе музыкального времени последних лет. Кредо, которое устремляет нас в будущее. Музыка, от которой захватывает дух. «Blade 9» и «Break North» вышли на Metalheadz. И теперь пришла наша с вами очередь, окунуться в эти глубины.

– Создается впечатление, что вы постоянно в работе и никогда не останавливаетесь. Так ли это на самом деле?

– В какой-то степени это правда. Мы постоянно ищем источники для сэмплирования, на это уходит больше всего времени в нашей работе над треками. Не так давно мы перезапустили наш лейбл Esoteric и сейчас плотно заняты графиком релизов на 2016 год. И после всего, мы не устаем гордиться тем, что создаем домашнюю музыку для танцоров брейк-данса.

– Ваш крайний релиз на Metalheadz просто сумасшедший. Слушая его, я чувствую бесконечную энергетику этого звучания. Расскажите, когда вы начали работу над ним?

– Мы записывали эти треки в конце прошлого года, и как только работа была завершена, мы подумали, что этим могли бы заинтересоваться люди с Metalheadz. Мы отправили им демо, и Goldie с Ant тут же их подписали. Мы знали, что релиз увидит свет не раньше середины 2015 года, поскольку расписание на лейбле слишком плотное. Поэтому мы отложили треки в сторону и сконцентрировались на других наших проектах. Немало времени у нас ушло на дизайн и изготовление постеров формата A2, которые идут вместе с релизом.

– Ведь вы уже работали с лейблом до этого, так что, можно сказать, продолжение последовало?

– Это наш третий по счету 12-дюймовый сингл для MHDZ и надеемся, что не последний. Этот лейбл для нас почти что «сын» Reinforced, того самого «R», который подарил творческую жизнь нашему дуэту. Поэтому выход нашего первого сингла на MHDZ был весьма естественным шагом. Вся эпоха Reinforced была невероятной по своей сути, в ней было много чего волшебного. Работая для этого импринта, мы отточили наше звучание, и нас переполняет гордость за те многочисленные релизы, которые там выпустили. Мы узнали, что именно Goldie создал знаменитый «R» логотип после выхода нашего первого релиза в 1996 году. Так что теперь мы можем уверенно сказать, все возвращается на круги своя…

1-reinforced

– И как вам работается вместе, получаете удовольствие от процесса?

– Мы никогда не создавали совместных работ, используя Internet. Мы просто не можем так работать. Ощущение реального времени первостепенно, и именно в нем рождаются нужные хитросплетения. Работать в одной студии, значит тратиться на перелеты, поэтому, как я уже сказал, мы готовим материал заранее. Именно на базе этого материала, мы максимально точно понимаем, как будем работать, уже находясь в студии. К счастью, мы уже 20 лет пишем совместные работы и издаем их на виниле, поэтому, как нельзя лучше знаем мышление друг друга. Результат работы над треками от Nucleus & Paradox – это не просто зависание в студии, хотя мы очень хотим продолжать записывать вместе. У нас есть свои аргументы. Иногда мы можем «застопориться» ментально , и это, конечно, доставляет определенные неудобства. Но у такого долгого сотрудничества есть преимущество – мы знаем, что, все само собой встанет на нужные места со временем.11060295_1020571317955862_7489096074948783572_n

– Расскажите нам о треке «Blade 9», проведите экскурсию по нему?Откуда такое название?

– Драмбрейки для трека мы позаимствовали из хип-хоп пластинок начала 90-х. В этом и есть мы. В процессе работы над барабанами в треке мы делали loop из них и услышали своеобразный скрежет. Отсюда и название. Ты сказал, что чувствуешь энергетику, это на самом деле так на стороне А. Обычно, мы расставляем пики последовательно, но в итоге все зазвучало как следует, я говорю про эти «острые» барабаны. И подстать названию.

– Эти треки словно перенесли меня в определенную эпоху drum’n’bass истории и мне стало интересно, было ли у вас нечто подобное в целях?

– Для нас эти треки не стали каким-то возвращением в прошлое. Но при этом, драмбрейки, которые мы использовали в треках, никто до нас еще не эксплуатировал. Этим мы можем гордиться. Сейчас в drum’n’bass музыке достаточно отличных драмбрейков. Было время в истории, когда барабаны уходили на второй план, отдавая лидерство синтам. Но, на наш взгляд, маятник качнулся в обратную сторону. Взять тех же Mako, Digital & Spirit и других. Да и то, что выпускает Metalheadz тоже заслуживает уважения. Как-то раз, на каком-то форуме, мы увидели сообщение музыканта, который жаловался, что в современной музыке не хватает «хрустящих» барабанов. Но это не так. На самом деле, нужно просто их искать. Существует предостаточное количество отличных примеров работы с ударными.

– Трек «Break North» звучит потрясающе. Всеобъемлюще. Название отсылает слушателя к чему-то холодному или это намек на какой-то город?

– Название трека «Break North» навеяно альбомом Boogie Down Productions (BDP). Барабаны в этом треке свингуют таким образом, что может показаться, что это two-step ритмика, но это абсолютно не так. Сампл мы взяли из трека Ultramagnetic MC с их альбома, который нас в свое время сильно вдохновлял. «Break North» довольно минималистичная работа по форме, если сравнивать с «Blade 9». Мы задумывали свести здесь звучание к самой сути – неприкрытые барабаны и «живые драмбрейки». Нас удивило то, что лейбл подписал этот трек. Как глоток свежего воздуха. Эти ребята не боятся поддерживать би-бойскую культуру.

– Возвращаясь к вопросу путешествия во времени, если вы могли, в какую эпоху вы бы отправились?

– У нас два варианта: времена Metalheadz Blue Note 1996 год. В то время выпускалось невероятное количество интересных работ, каждую неделю мы буквально охотились за чем-нибудь новым. Для нас это было важной частью жизни. А второй вариант, если был бы выбор, то год 1973 для нас обоих. Творческий подъем у funk музыки в то время был просто невероятным. Мы родились оба в 1973 году. К сожалению, с этим мы «пролетели».

1-5-Bluenote-1996

– В вашей студии есть и старое, и новое оборудование?

– Наше «железо» на рэковых полках уже серьезно устарело по сравнению с современными аппаратами «все-в-одном». Но мы совмещаем и то, и другое, поскольку хотим получить «грязное» звучание. Нас радует и то, что мы берем записанные треки, прошедшие пре-мастеринг, и отдаем их нашему инженеру Emery, и вот как раз там и встречаются современные технологии и наше аналоговое звучание.

– Какие треки в плане ритма повлияли на вашу крайнюю работу? Может какие-то из них вдохновили вас на разных этапах творческого процесса?

– BDP «Illegal Business»… драмбрейк сампл в «Break North»
– Ultramagnetic Mcs «A Chorus Line»… драмбрейк сампл в первой работе для MHDZ «12 Bits»
– «The Wrath of Kane» … D&B в 1988!
– «Rebel Without A Pause» … в представлении не нуждается

– И в заключение, какую музыку вы слушаете регулярно, и где вы выискиваете новое для себя?

– Мы ходим по ярмаркам винила, посещаем российские магазины пластинок, распродажи и блошиные рынки, там можно найти драм брейки и самплы. Слушаем детройтское techno, soul, саундтрэки и rare groove… список этот бесконечный.

Оригинал: breakbeat.co.uk/interviews/nucleus-paradox-break-out/
Перевод: Rustee SPECIAL REQUEST True School Providers 2015

WCSjlWrtntI

follow

 

7

«Я с моими друзьями когда-то сидел на скамейке, пил с ними пиво, а потом мы вместе возвращались по домам темной тропой, где ничего не было видно …»

Rhyming In Fives остается по-прежнему парадоксальным персонажем, его личность окутана загадкой, но как только дело доходит до нового релиза, мы понимаем насколько полновесна и существенна любая его работа. И в этом уже нет ничего таинственного. Итак, у RIF выходит «Light Leaks EP» на Narratives Music и мы как можно скорее решили сорвать покровы тайны.

– Привет, «Light Leaks» просто потрясающая работа! Очень мечтательная и в ней так легко можно потеряться. Когда EP начала приобретать какую-то форму?

– Привет! Спасибо огромное. Рад, что вам понравилось. Тут по-разному вышло. Одна часть треков более старая, другая часть относительно свежая. Вот, например, «Glimmer» – один из самых первых треков. Трек «Light Leaks» я записал сразу после выхода первой моей EP. Что-то более-менее конкретное для EP стало проявляться около 6-7 месяцев назад. В то время более я завершал работу над новым материалом, и тогда стала ясна последовательность треков, которые звучали бы вместе так, как я бы этого хотел. С самого начала я хотел создать такую работу, которую можно было слушать от начала и до конца. Об этом часто и много кто говорит, но я всегда придерживаюсь этого в своей работе.

– А что за название такое ты выбрал для своей фантастической работы?

– Я занимаюсь так или иначе фотографией, использую пленку. Цифровые камеры, конечно, дают супер качество и прочее, но для меня ничего не может сравниться с фотопленкой… Это аналогично спорам, что лучше винил или цифра. Утечка света (light leaks, прим.перевод.) – это эффект на пленке после попадания света. Фото передерживается и в большинстве случаев это может полностью испортить фотографию, но хотя при этом вы можете получить очень красивый эффект на снимке. Когда фотографируешь, ты не планируешь ничего подобного, и ты не можешь этим управлять. Оно случается и тут, или фото получается, или его можно браковать. Иногда мне везет, порой нет. Но именно это мне и нравится при работе с аналоговой пленкой – то, что ты видишь при съемке вовсе не означает, что ты получишь это на готовом кадре.

– Расскажи нам про «Mnemonic», пусть это будет первым треком, который мы разберем с тобой? Если бы это было связано с фильмом, то здесь не нужен был бы трейлер. Музыка говорит сама за себя.
– Да, конечно. Этот трек, определенно, динамичный на всей EP. В начале у меня был синт на арпеджиаторе, потом появился loop из 16 квадратов в котором были только kick и snare. Чтобы получить нужный ритм я изменял продолжительность звучания нот, а потом уже добавлял все остальное. После этого я перешел уже к работе над «черновиком», но отложил в сторону и занялся другими треками. Это было где-то в марте прошлого года, но трек пролежал незавершенным до октября или ноября. Я добавил еще несколько элементов, некоторые мне пришлось убрать и вот, получилось то, что вы слышите сейчас. Я поступаю так со всеми своими треками, довожу их до этапа «набросок», откладываю на время, даю голове и ушам отдохнуть от трека.

– А расскажи нам про трек «Exposed»? Когда я слушаю его, у меня возникает ощущение, что на дворе 1975, на мне шуба и я двигаюсь по St Moritz в огромном автомобиле, чтобы подписать документы о разводе.

– Абсолютно точно! Я прямо вижу эту картину. Для меня это лучшее, что может быть, когда ты получаешь от слушателя подобный отклик. Когда слушатель слушает музыку и видит некую картину в воображении. Из всех треков, пожалуй, этот самый «темный». В месте, где я жил, будучи подростком, проходила старая железнодорожная линия, по обеим сторонам которой шли леса и поля. Это ее потом закольцевали и она стала называться Worth Way.  Я с моими друзьями когда-то сидел на скамейке, пил с ними пиво, а потом мы вместе возвращались по домам темной тропой, где ничего не было видно. В какой-то степени это и вдохновило меня на создание трека. Ты словно в темноте, не знаешь чего ожидать. И в этот момент ты оказываешься открытым и незащищенным. Я многое пропускал через UAD Lexicon 224, чтобы добиться правильного реверб эффекта (особенно на kick ударах). Благодаря этому у трека появился такой четкий «киношный» характер.

3

– Вдохновляют ли тебя фильмы вообще? Или может тебя как раз вдохновляет именно то, что кинематограф не играет никакой роли в твоем творчестве? Или твоя музыка и так самодостаточна?

– Музыка для меня дело очень личное. Думаю, больше всего меня вдохновляет жизнь и все, что мне пришлось пережить и испытать – это выражение моих эмоций в музыке. Но и фильмы, конечно. Меня всегда восхищало это сочетание, визуального и аудиального, будь то фильм, танец и так далее. В процессе написания я фиксирую сцены из фильма. Для меня они являются начальной точкой для создания настроения. В большинстве случаев я подхожу к созданию трека именно с позиции саундтрека, а не танцпола.

– А что из визуального искусства тебя вдохновляет?

– Я большой поклонник ребят из Atelier Olschinsky, они создают просто потрясающую иллюстрацию. У меня дома есть их работы, на которые я могу смотреть целыми днями! Какие-то виды также могут меня вдохновить. Я езжу из города и обратно и наблюдаю потрясающие виды полей и Лондона на удалении, по вечерам картинка просто сказочная. Также вдохновение я нахожу в заброшенных зданиях. Недавно я видел множество фотографий объекта в России, закрытого после прекращения программы космических шаттлов. Там прошли годы, все разрушается и ржавеет. На меня это произвело сильное впечатление, все такое масштабное и мощное осталось просто гнить. Ну и работы Simon Stålenhag также меня вдохновляют. Он недавно запустил удачно кампанию по сбору средств на издание двух книг. Я поддержал его, жду не дождусь выхода книг в свет. Хотя, сдается мне, что ждать я буду очень долго.

– Кто из клавишников, работающих с синтезаторами тебе ближе всего? Назови этих героев?

– Не все из них должны играть обязательно на синтезаторах. Я поклонник того, что создают Trent Reznor & Atticus Ross. Они записали за последние несколько лет саундтреки к отличным фильмам «Социальная сеть», «Девушка с татуировкой дракона», «Исчезнувшая». У них неповторимый стиль и эти ребята знают, какое настроение они задают зрителю своей музыкой и как удержать его в напряжении. Среди прочих выделю Brian Eno, Tangerine Dream, Global Communication, Boards of Canada… могу продолжать бесконечно!

– Про какой еще трек ты хотел бы нам рассказать? Может быть «Glimmer», он великолепен?

– Спасибо, этот трек один из самых ранних, созданных под именем RIF. Когда речь идет о каких-то треках, то чаще всего я могу вспомнить, что происходило в тот момент. Но, честно, как появился этот, я не помню. Знаю только, что все получилось довольно быстро. Трек был из разряда тех, за которые садишься после обеда, а потом смотришь на часы, а там уже 2 часа ночи. Ты экспортируешь трек, вот и все, работа завершена. Очень люблю писать ambient, для меня абсолютно иной творческий процесс, особенно, когда количество ударных сведено к минимуму и же они вообще не присутствуют в треке.

– А кто занимался оформлением обложки для EP?

– Paul Ross разработал дизайн. Все обложки релизов лейбла Narratives Music делал он. Phil мне отправил PDF файл с множеством идей, которые возникли у Paul после прослушивания EP.Среди них были по-настоящему гениальные предложения, а этот вариант мне понравился сразу и больше всех. Очень красиво!

– Где ты записываешь треки, большое у тебя пространство для записи и прослушивания?

– У меня есть комната, в которой я делаю финальную сводку треков перед тем, как отдать в мастеринг. Но когда работаю над созданием, то все это происходит в маленьком помещении моей рабочей комнаты. Я недавно переехал и оставил некоторые синтезаторы и оборудование в доме своих родителей. В настоящее время у меня Prophet 08 и MacBook Pro. Звучания Prophet 08 на EP вы не услышите, поскольку я обзавелся им только в начале этого года, но зато на следующем релизе этого звучания будет предостаточно. Когда мы делали мастеринг в студии и переслушивали треки, особенно «Exposed», мне думалось, что я слушаю все это впервые!

 

 

4

– Ты выступаешь live? Тебе следует устроить «Meltdown» или что-то нереальное крутое!

– Я подумываю над этим, думаю, что когда-нибудь это все-таки случится. Я продумываю формат и как все связать вместе в процессе выступления. Я не хочу с этим пока торопиться, но это случится в один день.

– Хочешь передать приветы или добавить что-нибудь?

– Огромный привет Phil & Will с лейбла Narratives, благодаря которым релиз увидит свет. Спасибо Beau за мастеринг, всегда крутой результат, да и парень он классный! Также благодарю всех, кто ждал эту EP. Я знаю, пришлось запастись терпением. Уверен, оно того стоило.

Оригинал – http://breakbeat.co.uk/interviews/rhyming-in-fives-li..
Перевод: Rustee @ Выход Силы/Special Request 2015

6

Если кто из вас не знает, Justice в музыкальном бизнесе с начала 90-х.  Среди его работ есть треки в стилях hardcore/rave, jungle/DnB, nu jazz/broken beat, house/techno и hip-hop/beats.  И что меня привлекает лично в этом имени так это то,  что несмотря на статус легендарного музыканта, чьи треки стали классикой жанра, сам Justice не цепляется  за этот успех. Кроме того, он обыкновенный парень, который не прочь дать несколько советов.  В 2013 году я брал интервью для Futurepast Zine #4.  С того момента многое успело произойти, и поэтому предлагаю прочитать небольшое интервью и услышать специальный микс от Justice.

FPZ: Что успело произойти за это время с момента твоего последнего интервью для нас? Мы знаем, ты основал новый лейбл «Muj Beats»,  как возникла эта идея?

JUSTICE:  MUJ возник в качестве лейбла для выпуска кассетных релизов, идея которых мне очень нравилась в то время. Натолкнул на эту мысль меня мой друг Nappa, легендарный hip-hop музыкант из Британии, известный своим материалом на  Phi Life Cypher. Он смешал в одном миксе биты, интерлюдии, фрагменты из фильмов и назвал это «Late Night Beats», который прекрасно передавал всю суть идеи. Скажу вам честно, этот микс до сих пор звучит очень круто.  Записав этот микстэйп, он встретился со мной, и мы обсудили возможность сделать кассетный релиз. У меня была пленка, Scott (Metro) сел за дизайн, так и появилась идея лейбла. Мы наштамповали вручную 75 экземпляров, нанесли логотип аэрозолью, сделали наклейки  на кассеты. Scott вырезал, складывал внутренние буклеты, и все это мы упаковывали в пластиковый пакетик. Это здорово выглядело и звучало не менее круто. Мы также сделали несколько CD тоже в handmade стиле, так и появился MUJ. Если честно, то я искал способ изменить привычный ход музыкальных вещей. Я занимался поиском редких пластинок, покупал их. Со временем мне стала очень близка эстетика hip-hop, beats и инструменталов.  Для меня, все встало на круги своя. Я вернулся к тому, с чего начинал.  Идея с выпуском микстэйпов в тот момент выстрелила мощно, и мы подумали, что хотим двигаться в этом направлении дальше, оставив этот формат в качестве основного, помимо этого занимаясь и  выпуском виниловых пластинок ограниченным тиражом.  Я очень воодушевился тогда и кажется, во мне заново вспыхнула музыкальная искра. Я думаю, иногда всем нам нужно менять угол восприятия, чтобы вещи не теряли новизны.

1

FPZ:  Да! Этот микстэйп был просто великолепным. Вы даже еще пару выпустили. Почему вы решили выпускать еще и пластинки? Ты говорил, про поиск неизвестных пластинок, расскажи, что из последнего тебе удаюсь раскопать?

JUSTICE:  Спасибо. Да, позже мы выпустили вторую часть «Late Night Beat Tape», где мы поработали вместе с Nappa. На «Co-Op Beat Tape» мы все вместе повонзали битов.  Этот год мы начали с выпуска микстэйпов, записанных с семидюймовых синглов. Недавно вышла кассета ‘Shed Beats’ от ребят из HBSMA, которые ведут свой видеоканал на youtube. У нас много чего запланировано, будем развиваться. А насчет винила, это самая суть нашего лейбла MUJ, которая объединяет нас, виниловых фанатиков, коллекционеров и охотников за редкостями. Это еще стало возможным, благодаря встрече с одним хорошим человеком, который нарезает небольшие партии пластинок. Это позволяет нам, перенести записи с кассет на винил и сделать микстэйп предметом коллекционной ценности. Ограниченный тираж и дизайн сделан вручную. Это то,  от чего мы все без ума. Выпускаем все с любовью. Я всегда нахожусь в поиске новых пластинок, поэтому всегда есть что-то «новенькое». Ориентируюсь на конкретный материал, но зачастую все выходит совсем не так, как я себе представляю. Я стараюсь собирать  hip hop, funk, jazz, немного rock, саундтреки, да много чего.

  1. Just-Ice- Back to the old school.

Классический hip-hop от Mantronik, здесь есть мой любимый трек «Cold Gettin Dumb». На этой музыке я вырос, из альбома у меня уже кое-что было, но никогда не было пластинки целом. Я «вырубил» ее неделю назад или около того. Вы просто посмотрите на обложку конверта.

image

  1. The Music of Mandigo, Tiger in the night- Mandigo

Это Afro Funk стиль из 70-х. Невероятно крутое использование инструментов в аранжировке. Мой друг Chris из HBSMA познакомил меня с этой пластинкой.

image-2

  1. Kings of the Wild Frontier-Adam and the Ants

Ребенком я любил слушать Adam and the Ants. Пожалуй, это первое, что поразило меня в возрасте семи лет.  На дворе стоял 1980-ый год, когда вышла эта пластинка. У меня есть куча их синглов. Скажу даже больше, у меня даже на кассетах была их музыка. Поэтому я решил купить LP, как только увидел ее. Сразу волна ностальгии. Все дело в том, что, когда ты ищешь пластинки, ты никогда не знаешь, что именно ты найдешь. ТЫ можешь «рыть» в поисках битов и самплов, а в итоге предаешься воспоминаниям из детства.

  1. Night Child- Oscar Peterson Quintet

Эту пластинку я взял из-за ритма, который потом обрастает отличным басом. Да, и еще я люблю эти барабаны.

  1. Got to be tough- MC Shy D.

Говорю вам, вы только посмотрите на конверт. Еще один образец классического hip-hop 1987 года. Лейбл Luke Skywalker Records. Заглавный трек с пластинки был очень популярен. На нем можно услышать классический сэмпл из Earth, Wind and Fire, биты 808 драммашины, скрэтч и рэппинг Shy D.  Я пытаюсь заставить себя прекратить покупать hip-hop пластинки 80х, но не могу остановиться.

image-5

FPZ: В этом году на MJAZZ вышел альбом проекта Betamax Heard. Будут ли еще релизы на лейбле в 2015?

JUSTICE:  На MJAZZ в этом году мы займемся несколько иными вещами. Было круто выпустить альбом этого проекта, потому что это абсолютно другое звучание, и это наше кредо.  С такими помыслами, мы выпускаем танцевальный релиз в формате пластинки, над которым работали мы с Metro и Momentum. Кое-что из этого уже было у нас в работе, когда Metro взял и превратил трек в эпичную вещь на 10 минут.  Мы занялись обратной стороной, и в результате имеем два мощных опуса. Оба трека отличаются от того, что мы обычно делали. Это что-то среднее между funk, electro, soul, house и mid tempo beats. Пока это будет цифровой релиз .В эпоху расцвета drum’n’bass музыки было круто создавать вещи по 7,8,9 минут длиной, так что, мы словно вернулись в прошлое. Треки звучат, как drum’n’bass только замедленный.  В этом году у нас годовщина. Лейблу – 20 лет! Поэтому мы планируем сделать что-то особенное к этой дате. Но вполне вероятно, что это все случится на 21-ый наш день рождения.

FPZ:  Крайняя из серии «Modernists» (включает несколько треков от Brummie) была по счету четвертой. Будет ли пятая, скажи?

JUSTICE:  В четвертой части этой серии больше всего треков было от Brummie, так что ты прав. Быть может и пятая часть появится. Я никогда не зарекаюсь.  Знаешь, я думаю, мы заслужили отдых после 4-ых выпусков, на работу над которыми у нас ушло достаточно времени и сил. Взять то же ручное оформление, запись на кассеты и прочее.  К тому же мы выпускали еще и «Works» куда вошли треки лейбла за первые 18 лет существования.  Появляются какие-то новые вещи, что-то начинает происходить вокруг нас. И поэтому мы можем немного взять в  сторону, будь то лейбл или артисты, которых мы выпускаем. Я никогда не говорю никогда, быть может, у нас будет пачка треков, и мы выпустим пятую часть в серии.

FPZ:  Ты с Metro недавно выпустил альбом на лейбле Omni Music. Расскажи, как все получилось?

JUSTICE:  Мы просто сделали совместный трек с музыкантом Enjoy, кто уже работал с этим лейблом.  Мы встретились и записали работу, которая вышла у них  на виниловой пластинке в качестве EP. И к тому же я очень давно знаю и общаюсь с Chris, владельцем лейбла. МЫ начали работу над альбомом «Dischord» с Metro будучи абсолютно уверенными, что выпустим его на другом лейбле. Конечно, он мог бы быть издан и на MJAZZ. Но в этом случае, мы захотели побыть продюсерами, которые отдают свои треки лэйблу, который их подписывает и выпускает. Все получилось, так как мы и хотели.

FPZ:  У тебя есть собственный top-10?

JUSTICE:

  1. Only for the headstrong-Psychotropic
  2. From Russia with love LP- National Youth Jazz Orchestra
  3. Anything EP- A Guy Called Gerald
  4. Chicago Transit Authority LP- Chicago Transit Authority
  5. Dreams of you (funky technicians remix)-Rising Sons
  6. Gotta be tough-MC Shy D
  7. Jupiter Masterdrive 7 inch ep-Soccer 96
  8. Funky Nassau-The beginning of the end
  9. Kuartz beat tape- Matt Kuartz
  10. Dollar Bin Beats- Mic Legg

FPZ:  Вся твоя история связана с музыкой, особенной с той, которая стала частью британского музыкального движения.  Посоветуй что-нибудь людям, кто спит и видит себя в качестве участника  этой музыкальной сцены?

JUSTICE: Тем, кто хочет стать частью музыкальной сцены, я советую, если вы по-настоящему любите музыку, воплощайте свои мечты, будьте оригинальными, знайте, впереди вас ждут и негативные моменты. Сэмплируйте с пластинок, и вы получите теплый звук  с характерным потрескиванием.  Делайте все сами. Создавайте лейблы, но помните о качестве релизов. Они должны быть особенными и неповторимыми. Выпускайте то, что бы хотели купить сами. Будьте верны себе, радуйте себя и ставьте перед собой цель, пробыть на сцене как можно дольше.

http://modernurbanjazz.bandcamp.com

http://mujbeats.bandcamp.com

http://www.modernurbanjazz.com

Processed with Moldiv

Vykhod Sily Podcast 053 by Vykhod Sily Podcast on Mixcloud

Vykhod Sily Podcast - dj Darrel Guest Mix by Vykhod Sily Podcast on Mixcloud

TechnicalEcstasy

Впервые опубликовано под названием “Tехноэкстаз” в The Wire #105 Ноябрь 1992.

«Смотри мне в лицо, ни следа от реальности/…Только «амфетамин». Это все, что мне нужно» Джонни Ротен/Sex Pistols, альбом “Seventeen”, 1977

«Ощущение после приема амфетамина можно сравнить с тем, когда слишком светло…ничего не видно» Пол Вирильо, «Чистая война»

Эстетика Исчезновения

Впервые, когда британская молодежь узнала сочетание «acid house», то буквально тут же истолковала его неверно. В Чикаго так говорили, когда имели в виду «скоммуниздить» идею, например, использовать ее в сампле. Про такое действие говорили  – «acid burn». Но в Британии решили, что это напрямую связано с психоделиками. Так что феномен «acid house» ставший саундтреком к E рэйволюции – еще один пример того, как молодежь Британии неверно трактует и использует понятия афроамериканской музыки. Hardcore techno нарушило цепочку «наркотики-музыка»: по прошествии 4 лет rave движения музыка оказалась в центре этого Е сумасшествия и лишь усилила его. Настроение на вечеринках изменилось (с танцевально-медитативного до психически- маниакального), вместо экстази подкидывали амфитамин, или заменяли его на псевдо смеси амфетамина, ЛСД и Бог знает чего еще. Субстанции напрямую изменили метаболизм субкультуры, и так темп в (140-150 ударов в минуту) синхронизировался с уровнем артериального давления и частотой пульса. Экстази и ЛСД раскрыли возможность «полета» или активировали центра мозга отвечающий за это. В сочетании с амфетамином получилась шаткая грань разделяющая сознание от панической реакции. Послушайте трек Xenophobia “The Wobbler”, где риторически звучит вопрос: «are you feeling w-w-w-wobbly???».

Ardcore – это всего лишь декаданское проявление культуры паники: из-за этого так часто в треках тех лет слишком часто можно слышать вопли сирен, звуковые ходы в треках и вы словно в засаде, MC бубнящий со сцены «comin’ at ya!». Ну и даже трэк есть «Start The Panic». Кстати, в Греции «паникой» называли проводника исступления. «Спиды» и экстази изменили целую атмосферу для rave культуры, от ощущения торжества и всеобщего праздника до какого-то агрессивного экстаза. Желание сливаться и пульсировать переросло в волну невероятных масштабов. Лица танцующих теперь были искажены странными гримасами, нечто среднее между оскалом и улыбкой с безумной дерзостью в глазах.

Самая беззастенчивая культура, подсаженная на наркоту за все время, даже менее прикрытая чем «ACIEED». Ди-джеи на пиратских станциях вовсю передавали приветы «торчкам, улетевшим, всем кто под кайфом». Были ли наркотики настолько важны для «Ardkore»? Допустим, что они каким то образом помогали настроить метаболизм танцующих на определенный безумный ритм. Но если однажды вашу нервную систему перепрограммировали, то и слушать это вы уже можете «без стимуляции». Сами по себе ваша память и тело будут испытывать потребность ощутить это снова.

Из-за такого вещества как «спид» развитие музыки для Rave культуры мутировало, удерживаясь между крайними точками звукового спектра. “Ardcore” – это дребезжащие высокие и бас, от которого содрогаются внутренности. Голос ускорен, словно на 78 оборотах , теперь это тонкие, высокие голоса мультипликационных персонажей, если даже это самплированные голоса таких див, как Kate Bush, Lisa Gerrard, Liz Cocteau или же вокал черных певцов, словно их накачали гелием. Это уже не «soul», этот вокал теперь словно выражает тревожную необходимость, за рамками контекста желания и страсти. Записанные и обработанные с помощью клавиатур, теперь эти голоса словно плотина громкости, ничего «до» и ничего « после», обрывки и дрожь в большей степени уже нечеловеческие. Выдернутые из культурного контекста roots reggae цитаты всего лишь символы. Нахальная raggamaffin читка подчеркивает суровость и крутизну подхода для этой музыки. Басовая линия взятая из dub переворачивает все внутри. Размер ее линии нарочито застрял между hiphop брейками ускоренными вдвое по сравнению с reggae.

Синкопы Ardkore «переварили хипхоп» – это радикальный шаг в сторону от программированных машинных ритмов времен раннего UK Techno. Электронная составляющая Techno деградировала до Acieed баса, пульсирующих лупов Energy Flash от Joey Beltram или Mentasm, превратилась в нагромождение самплов и синтов, роль, которых не создавать мелодию, а поддерживать и наполнять текстуру. И, конечно же, очевидная частота их звучания в треке подчеркивает ощущения неистового «прихода». На rave мероприятиях, клубах, пиратских станциях (Touchdown 94.1 FM, Defection, Pulse, Rush) DJ–и отбирают готовые плоские треки в бесконечные компиляции, далекие от грамотного гармоничного сведения. Это месиво, просто голая музыка, но пока она несется на радиоволнах к пролетарским массам, ты знаешь, что живешь ты в будущем. Что-то вроде: «Чушь, конечно, но мне такое нравится».

Ошибкой будет оценивать движение Ardkore с позиции отдельных треков, поскольку оно действительно производит эффект в случае как нечто полное, массовое. И пульс его метамузыкальный ближе всего к электрическому току. Ardkore окончательно поставил крест на схеме «куплет-припев», характерный для коммерческой Rave музыки. На мегарэйве в Castlemorton Common MC провозглашал «у нас нет больше сюжета». Ardkore ликвидировал повествование. Теперь нет эффекта напряжения, нарастания и кульминации, есть только тысяча крещендо и нескончаемое количество «СЕЙЧАС».

Сейчас, конечно, все это воспринимается как нечто апокалиптичное, Ardkore идеален только для модели терминальной культуры, предсказываемой Полом Вирильо в своей работе «Эстетика Исчезновения»: «переход от экстенсивного хода истории к интенсивному ходу мгновенностей уже без истории». Возникающая анти-культура текущего момента воспитывает новый шизофренический объект, чье «Я» «состоит из серии маленьких смертей и половинчатых сущностей».

Нет повествования, нет пункта назначения. Ardkore это ускорение, импульс без объекта.
И теперь от MC можно слышать слова направления больше подходящие для американских горок «hold tight!», «let’s go!». Связано ли исчезновение объекта желания  с этой проходящей энергией?  Из-за нее ли Ardkore превратился в культуру неадекватной эйфории? Конечно, секс, как основная метафора танца, кажется от нас еще дальше, чем раньше. Танцы на Rave мероприятиях уже иные. Эта культура положила конец сексуальности вместе с пришедшим полиморфным извращенным безумием. Толчки, рывки, спазмы – вот что такое танец в те годы. Тело, кажется, распалось на отдельные части, а потом на уровне танцпола снова собралось воедино. Каждая часть тела (конечность, рука, поднятая, словно держащая пистолет) это запчасть в единой, массовой машине желания. Почему же танцующие так легко перенимают друг у друга движения?

Танцпол словно суп из ДНК. Есть тут что-то языческое. Цифровой Дионисий и его цель найти убежище в БЕЗУМИИ. Отсюда и названия саундсистем «Mental» или «Nutty» связанные с такими словами как Bedlam.  Все словно только и хотят, что лишиться рассудка на эту ночь.  В эмоциональном плане тоже можно увидеть регресс, связанный с инфантилизмом посетителей Rave мероприятий, например танцоры с куклами и манекенами или детские названия хитов в чарте: “Sesame’s Treet”, “Charly” у The Prodigy. Вирильё напоминает нам, что «инфантильное общество часто прибегает к обходным путям, возвратам и прочему. Источниками наслаждения становятся беспорядок и головокружение». Он цитирует правила детской игры Жака Анри Лартига, когда ребенка раскручивают до «головокружения и темноты в глазах, чтобы создать нечто наподобие хаоса».

В своей книге Вирильё  сетует на внезапно появляющуюся культуру, в основе которой «пикнолепсия», так он называет частые и непродолжительные провалы в сознании. Пикнолепсия- это переработанная «эпилепсия», которую словарь Вебстера определяет как «нарушение вызванное расстройством электрических импульсов ЦНС и обычно проявляющееся в конвульсивных движениях с помутнением сознания». Так для древних Греков эпилепсия была священным недугом. Ardkore где-то на полпути между пикнолепсией и эпилепсией. Мы все хорошо знаем эффект стробоскопа, способного вызвать конвульсии. Ardkore – этот тот же стробоскоп, только слышимый, последовательность замороженных звуковых фрагментов искусственно стимулируемых при помощи электричества Экстази.

Верильj мог бы написать о rave движении в 1992 следующее: «отчасти из-за беспорядочности эпилептического пространства, определяемого удивлением и непредсказуемым диапазоном частот, ожидание и внимание уже не являются больше основными, теперь основным становится напряжение от настоящего и прямого исчезновения, уход от длящегося момента». Это как раз то, что в своем названии (если даже не в звуке) отразили The KLF – 3AM Eternal («Вечные 3 часа ночи»).

Амфетамин производит эффект «пикнолепсии», «постоянно повторяющееся вырывание объекта из пространственно-временного контекста». Тебя нет, ты уже далеко. Более того, симптом эпилептического припадка описывают как «особое состояние сознания, приступ детской эйфории». Достоевский писал: «Одухотворен моментом, за который целую отдал бы жизнь» В тот момент я понял значение выражения: «времени больше нет».

Причиной, почему Ardkore изменил так много – это юношеский «нигилизм». Наиболее лучше эта музыка воспринимается, как феномен неврологический, чем культурный. Она начисто отменила культурные связи. В ней нет текста, практически нет, того что можно передавать (субкультурный «текст» остается лишь в эффектах). Критики предпочитающие иметь дело с rock’n’roll как с литературным суррогатом, видят в этом бесчеловечном шуме наибольшую угрозу, который оказывает большее отравляющее воздействие, чем поэзия.

Но Ardkore изменил тех, кто захватил более музыкальную составляющую rave движения для того чтобы подвергнуть сомнению существование techno и house, как форм искусства. Против музыки «в одном измерении» есть предрассудок. Она одновременно удивительна и уникальна в том, когда наблюдаешь, какие приемы, используют критики rock музыки 50-х, и как они снова возвращаются в виде дерганых кривляний рок фанатов, когда они сталкиваются с новой, примитивной «недомузыкой». Вместе с расистским понятием «jungle музыки» (по счастливой случайности в тот год одним из самых популярных подстилей Ardkore был jungle), то чего боялись больше всего в rock’n’roll это невероятное количество повторений. Как раз то, что оплакивал лагерь противников Ardkore. Повторение само по себе мощный психоактивный катализатор. Но при этом, спорить с теми, кто утверждает что «Ardkore- это не музыка!» я не буду. Каждое новое веяние в популярной музыке – от rap до techno- всегда встречается в « штыки», с изрядной долей спазмов ужаса и отвращения.

Новый Heavy Metal

В конце 60-х, начале 70-х годов британские группы извратили «блюз», а их американские подражатели в свою очередь  сделали тоже самое, но теперь уже с тем, что получилось у британцев. Результат на стыке получил название Heavy Metal. Во второй половине 80- х чернокожие поклонники всего европейского из Чикаго и Детройта взяли себе электронную музыку от тевтонцев и превратили ее в Acid House или Techno. В начале 90-х британская молодежь же взяла из этого всего понемногу, переработала и получила мутанта, которого обозвали ardcore.  Ветераны Первой Rave волны 1988 года отзывались нелицеприятно об  Ardcore, точь-в-точь, как когда-то по ту сторону полюса делали их антагонисты – поливали грязью Metal.  Для них это стало – бездушной, брутальной, прото-фашистской, деградировавшей версией когда-то благородных помыслов. Так и появилось название «новый Heavy Metal». Ровно также как когда-то с благоговением относились к Cream или оплакивали Led Zeppelin, рэйверы теперь скорбят по музыке Derrick May и вздрагивают от брутальных Beltram или 2 Bad Mice. В неудачном отголоске proggressive рока некоторые усматривают  новый концепт, они называют его «progressive house» (The Future Sound Of London, The Orb, Guerilla Records). Словно противопоставляя эту музыку, как оплот чистой мысли хулиганским выходкам ardcore музыкантов. Ну что ж, как показывает нам история, может случиться и так, что из презираемого коллектива (Black Sabath) возникнет один из самых влиятельных рок-групп, творчеством которой будут вдохновлены в  период 80-90-х годов многие  альтернативные рокеры (от Black Flag до Butthole Surfers и гранжа из Сиэттла).  А в это же самое время, Jethro Tull, ELP и Pink Floyd, казалось бы, ни на кого и особенно не повлияли.

Становление музыки «взрослее» – всегда самый вероятный путь развития в эпоху пост-эсида. Подобно тому, что Heavy Metal совершил по отношению к blues rock, также и ardcore взял суть Acid House и Techno – бездумное повторение, синты, похожие на бьющие по глазам стробоскопы, низкие частоты. Все это огрубело и приобрело еще больше усиленный эффект. Во времена Metal дрянные наркотики (барбитураты тогда, в эпоху Rave – паленое E), помогло слушателям сконцентрироваться на той самой сути.

В определенной степени, Ardcore продемонстрировал сцену деградации авангарда, футуризм получил задержку развития, безголовые курицы принялись бешено двигаться, овладев передовыми технологиями. Мелодия и гармония теперь уступила место приемам и идеям, касавшимся текстуры, вибраций, заполнения музыкального пространства.  Теория musique concrete отошла на задний план, также как и учение о шумах и случайности. Но дело ведь в том, что эти люди, не знают как пользоваться этими всеми идеями. Ardcore, как стиль, развивается не за счет удачных идей и стараний, а, наоборот, путем случайностей и ошибок, мутируя и порождая новые шумные рифы, которые удачно приживаются на танцполах и становятся частью ДНК.

Это и объясняет тот факт, что когда появляется новая идея, ее «грабят», «выворачивают» по тысяче раз. Как бы то ни было,  я все же обращаю внимание тех, кто ждет новой музыкальной революции – «смотрите, наблюдайте за тем, что выползет из мрака Ardcore, это будет правильнее, чем нести дальше флаги  Детройта, LFO или Orbital».

Курс на исчезновение

 Ardcore на самом деле стал одной из неслыханных причуд для работающего класса, которому хочется развлечений и времяпрепровождений. Этакая новая версия «уикенда в 60 часов под сульфатом» как у мод движений или же тема с Northern Soul.

Культура пролетариата теперь уже не больше не сочувствует и не переживает, ей словно нанесли удар по голове, отсюда такое огромное количество слэнга  связанного с амнезией или анестезией, словно теперь все желают достичь забвения, и теперь мы слышим «накрыло»,  «убрало», «плющит», а треки называются «Blackout»  (потемнение в глазах), «Hypnoblast» (гипнотический дурман).

В ardcore cуществует огромной пласт сэмплированого Rap, как например «Can’t beat the system/Go with the flow». С одной стороны, это символизирует насколько мощной может быть саунд система, которая якобы наносит значительные «повреждения». Но с другой стороны, в этом можно усмотреть политическую подоплеку, в сложившейся ситуации, когда правящая партия входит во вторую половину своего срока, стране присуще ухудшение общих социо-экономических показателей, и здесь нет альтернатив, а горизонты сужаются. Гнев и ярость не находят себе разумного выхода, что остается? Раствориться? Забыться?

Склонность к отступлению – это всего лишь одна из сторон Rave движения. Здесь существует пока еще зачаточная ненависть в этой музыке, которая начнет искать себе выход  неизбежно, стремиться к чудовищным выбросам и разрядке, например, взять название трека «Hypergasm». В Ragga речитативе трека «Rush in The House»  звучат слова «E come alive! E come alive! E come alive!”» (Extasy оживи!). Все это безумие Ardcore лежит в стремлении лунатичной британской молодежи разорвать этот рутинный жизненный круг и выйти из состояния зомби  в начале 90-х. Им хочется вдохнуть нового, свежего воздуха упоения новой жизнью.  Ardcore котел бурлит ЯРОСТЬЮ для того, чтобы ЖИТЬ. Он кипит, чтобы неделя мытарств и нудной работы сменилась несколькими часами счастья и удовольствия. Это попытка достичь скорости, достаточной, чтобы убежать от реальности.  Эти ошалелые подростки бегут от проблемы, и кто в этом виноват?

Оригинал: The Wire 300: Simon Reynolds on the Hardcore Continuum #1: Hardcore Rave (1992)
http://www.thewire.co.uk/articles/2012/

Перевод: Rustee/Skylabcru (c) 2015

Yeah! Massive shout to my new German fellaz from Querbass Crew who arranged it all on radiowaves. Cool stuff in hour 1 from guys and some eclectic beats I love at 85/170 in the second from myself.

Follow

Get every new post delivered to your Inbox.