1460243_10151789216895848_2140735220_n
В 2013 году харизматичное звучание возвращается.

Музыка то и дело наступает себе на пятки. Идеи редко когда возникают сами по себе, а новые тренды по сути это уже повторение. Все возвращается на круги своя. И все мы прекрасно об  этом знаем. Но заимствования из прошлого вовсе не означают тупик творческого процесса. Волнующая нас всех музыка в 2013 году – это не что иное, как возвращающиеся стили, корни которых цепляются за древность. Зацементированный историей пиратских радиостанций и не утративший отчетливого эффекта «физического присутствия» Amen брейк снова звучит в треках таких продюсеров как Paul Woolford, Mark Pritchard, Tessela, Lee Bannon, вновь став фирменной фишкой в музыке этого года.

На самом деле, называть современную музыку jungle будет преувеличением. Многие артисты создают музыку, весьма обширную по своему охвату, чтобы уместить ее под флаг одного единственного термина, даже не смотря на продолжающееся использование amen брейка. Но, так или иначе, влияние жанра берет верх. Даже продюсеры, работающие с более высокими скоростями, в числе которых  Fracture или Om Unit неизбежно прибегают к jungle стилю. В этом всем, несложно рассмотреть причину привлекательности – жанр долгое время ассоциировал собой бунтарскую мощь, придавая музыке, по мнению Paul  Woolford, «запретную» энергию.

«С потребительской точки зрения, люди устают в какой-то степени от ритмов  4/4» – говорит Jack Adams, известный в музыкальных кругах как Mumdance и работающий совместно с Logos над треками, в которых слышны отголоски jungle музыки. «Абсолютно естественно, что люди стремятся услышать что-то более «ломанное» в ритмике, это отчасти придает свежесть многим музыкальным вещам»

amen-brother-mumdance

Этот продюсер, увлечен созданием отчетливой разницы между коллажом из прошлого и использованием старых звуков для новых целей. «Для меня важно использовать ранние влияния в качестве базовых идей для работы» – говорит он. «И мне непонятно зачем люди делают точные копии старых треков, вы же никогда их не перепрыгнете. То, чем занимаемся с Logos, так это используем старые технологии для создания чего-то нового».

 
Важно будет заметить, что Amen брейк обязан своим появлением вовсе не jungle музыке, и имеет более длинную историю. В 1969 году в композиции «Amen Brother» коллектива The Winstons прозвучало барабанное соло, которое позже было использовано в американской hip-hop культуре в 80-х. Там оно стало основой, на которой строились сеты ди-джеев, а  с появлением сэмплеров и самих hip-hop треков. В начале 90-х ди-джеи из Британии посчитали, что именно этот брейк (на пару с менее известным фрагментом из трека «Think») как раз и станет, тем самым необходимым элементом для относительно «уставшей» британской музыкальной сцены. После того как amen появился в Британии, он быстро был принят продюсерами как ключевой брейк для стремительно набиравшей тогда обороты breakbeat hardcore культуры. Но hardcore двигался по траектории коммерциализации, музыка становилась быстрее и более «темной» по настроению, все отчетливее проявляя в своем звучании влияния из techno и house. То, что возникло в результате раскола и стало известно как jungle.

Центральным элементом звучания стали хитро запрограммированные порезанные барабаны. Торопливый Amen брейк в своем привычном виде стал неотъемлемой частью британской танцевальной музыки на все времена. На jungle оказывали негативное влияние СМИ и расизм, и эта культура раскололась, прежде чем ее полностью поглотил drum’n’bass со своей хирургической точностью аранжировок во второй половине 90-х.

amen-brother-jungle-amen

Amen брейк выжил, но теперь его присутствие в треках стало очень редким, уже не таким, как во времена Jungle расцвета. Drumfunk продюсеры в лице Fanu или Paradox продолжили «шинковать» и «крошить» барабаны. Некоторые drum’n’bass продюсеры крепко «вцепились» в идею этого звучания. Breakcore музыканты превратили этот брейк в оружие акустического поражения. Hip-hop деятели, представляющие сцену в Baltimore и Jersey, выстроили локальные правила для клубной музыки, используя Amen. Но теперь этот брейк звучит далеко не так, как он звучал когда-то в Jungle музыке. В какой-то момент эти барабаны стали не более чем символом ностальгии по прошлому.

 

Давайте познакомимся с проектом Special Request. Paul Woolford, участник и создатель, вряд ли претендует на звание инициатора amen эйфории в последнее время, ну если только в общих масштабах. В 2000-х этот UK House артист нашумел своим главным хитом «Erotic Disclosure», до того, как под патронажем Carl Craig он решился на перезапуск своей творческой карьеры. Он возник на сцене снова, но уже с Bass треками, в которых были ритмы 4/4, например «Stolen» и «Razor Burn», но в 2012 ему предстояло пройти еще одно «перерождение». Woolford выпустил свои первые 12-дюймовые синглы под новым именем Special Request без особой шумихи, но при этом эти треки стали настоящим клубным динамитом.  В них переплелись мощные басовые партии и джангловые брейки, позволившие более смелым ди-джеям экспериментировать в своих сетах.

2012 год, когда Bass продюсеры в большинстве своем обратились к house и techno, возможно стал бы немного странным для старта нового jungle проекта. Но для Woolford это был принципиальным моментом, он аккумулировал энергию, той музыки, на которой он вырос.  « Я открыл для себя jungle музыку, после того как услышал пластинки лейбла Shut Up & Dance на пиратской станции PCR, вещавшей из местечка Bradford на севере Англии. В тех пластинках было огромное количество самплов из hip-hop треков, которые мне в то время нравились. Я сначала был просто ошарашен той энергией, а скорость треков казалась просто запредельной. Но дело было не только в этом, эти пластинки звучали абсолютно по-новому, даже не смотря на то, что это были просто фрагменты других, знакомых мне композиций по своей сути». Special Request стал намеренной попыткой поймать ощущение той самой «запретной» энергии, благодаря которой музыка пиратских радиостанций звучала так привлекательно.
Проект Paul Woolford скорее транслирует jungle музыку, нежели  дублирует ее. Поклонники стиля уже успели уловить некое сходство между его альбомом «Soul Music» и золотой эпохой лейбла Metalheadz. Причем материал этого продюсера рассчитан на клубы и на ди-джеев. Между пластинками Special Request и старыми Jungle пластинками огромная разница, и дело не в темпе.

Спустя полгода после выхода первых 12-дюймовых синглов, на сцене появился еще один трек-тяжеловес с классическим звучанием. Чем-то похожий на UK House трек на скорости 130 BPM, трек «Hackney Parrot» от продюсера Tessela яростно крушил саундсистемы драмбрейком, сверху которого был положен вокальный сампл голосящей дивы. Этот трек, больше похожий на hardcore чем на jungle, встал рядом с треками Special Request, перекликаясь с ним своей яростью. К моменту выхода релиза в апреле этого года, этот трек звучал повсеместно.
Ed Russel не вырос на jungle музыке. «Интерес у меня возник после просмотра документального фильма о rave культуры начала 90-х» – объясняет он.  «Все, что я увидел, было настолько привлекательно изображено, вся эта новая музыка, время, когда все ходили тусоваться по выходным, когда все буквально сходили с ума. Лучшее время в жизни для многих».

Он начал внедрять Jungle элементы с целью уловить дух этой музыки, совершенствуя свою формулу треком «Hackney Parrot» и получив наилучшее одобрение за всю свою карьеру благодаря этому треку. Лейбл R&S подписал Tessela и выпустил бескомпромиссный «Nancy’s Pantry» из трех треков, в которых брейки словно из Jungle эры сплетены в тугой клубок в самом диком своем проявлении.

Еще один продюсер, кто обратился к любимому звучанию – это  Mark Pritchard. «Был такой период, когда я играл очень много dubstep, на вроде продукции лейблов Deep Medi и DMZ» – говорит Mark – « Эта музыка начала видоизменяться, появилось слишком много средних частот и мне тогда показалось, что треки как-то «попсовато» зазвучали. Я размышлял, что если люди будут продолжать играть подобный модный стаф, то мне в любом случае придется перейти на новый уровень. Поэтому я начал играть старый jungle. Совсем немногие из dubstep тусовки делали подобное. С того времени я начал работать над новыми треками с подобным звучанием, но тут возник щекотливый момент – двигать эту тему дальше, при этом сохраняя всю прелесть этой музыки».

amen-brother-jungle-mark-pritchrd

После экспериментов с быстрыми темпами в проекте «Africa Hitech» вместе с Steve Spacek, Pritchard в этому году отказался от всех своих творческих псевдонимов, чтобы начать выпускать музыку под своим собственным именем.  У него вышли 3 EP с быстрой, жесткой музыкой, с акцентом на брейки и жгучую перкуссию.  Примером такого видения музыкантом стал совместный трек «1,2,3,4» с ветеранами The Ragga Twins. «Когда я записал этот трек, люди подумали «А, вон как, ты их вытащил на свет божий!» – говорит Pritchard – «Но я их не вытаскивал никуда, они в этой теме гораздо дольше, чем я, они выступали в качестве MC на радио и на rave мероприятиях».

Новые Jungle адепты тоже времени не теряют даром. Возьмите, например, Lee Bannon, одного из недавних продюсеров, подписанных лейблом Ninja Tune. До недавнего времени, этот продюсер был известен как hip-hop активист – многим знакомы его биты для команды Pro Era, во главе которой стоит рэппер из Нью-Йорка – Joey Bada$$, но готовящийся к выпуску альбом «Alternate/Endings» у Lee Bannon до мозга костей – jungle.

Сам он говорит, что интерес к музыке возник в то время, когда он жил в Sacramento, городе, известном своим нехилым drum’n’bass аппетитом. Даже если тот материал, который он сэмплирует ближе к hip-hop, особенно это касается недавнего наплыва атмосферного рэпа, то без сомнений, по исполнению  – это jungle. «У меня большое hip-hop прошлое» – говорит он – «и я очень ценю сложную обработку барабанных брейков. В jungle музыке очень много крутых элементов, которых я любил в hip-hop, но которые были утеряны очень давно».
Мысль Bannon об обработке барабанных брейков, сразу отсылает нас к hip-hop ди-джеям с их безумным scratch трюкам и маневрам с битами на пластинках, ловкость рук теперь отражается зеркально в виртуозной «нарезке» jungle барабанов. «Alternate/Endings» резюмирует этот подход: барабаны сменяются  в мгновение ока, и  слушатель даже и не подозревает когда может закончить трек. На треке  «NW/WB» ударные словно пробираются по минному полю крикливого вокала и маниакальных синтов. Bannon характеризует свою музыку как «hardcore», как то, что «заставляет двигаться» и  как то, у чего есть «чистая энергия, душа и характер».

amen-brother-junglist
Житель Дублина  Ricky Force он же Rick Tucker по паспорту еще один продюсер, моделирующий jungle по собственному лекалу. Его недавние работы, в частности на его собственном лейбле «Pressin’ Hard»  стали отличным обновлением в 2013 году для jungle звучания. Массивные, эмоциональные, погружающие, они звучат более высокотехнологично по сравнению со старыми треками. Брейки обрамляют мощнейшие синты, напоминая освоение новых музыкальных глубин в свое время LTJ Bukem и его ambient jungle без джазовости.

«Я продолжаю слушать старые треки, с каждым разом, обращаясь к еще более старым, и думаю «Ух ты, это невероятно!»  – говорит он – «Что вдруг случилось с музыкой, от чего она стала меняться к худшему? Я прослушиваю старый материал и для меня  в нем гораздо больше ярких интересных идей, чем в современных супертехнологичных треках».

 

Аналогично Bannon Tucker придерживается именно технической стороны жанра. «Меня больше всего поражают сырые фундаментальные вещи» – говорит Ricky Force – «брейки, самплы, темп и исполнение стиля. Повторить это просто невозможно. Я стараюсь равняться на это звучание…

Я твердо верю в то, что продюсер может постоянно возвращаться к этим ключевым элементам и использовать их вновь и вновь, чтобы в итоге создать нечто такое, чего мы еще не слышали».
Эти продюсеры – всего лишь половина общей картины.  Новый всплеск интереса к хулиганским ритмам можно отследить с 2010 года, когда footwork стремительно ворвался на мировую сцену, благодаря релизам на Planet Mu (особенно Bangs & Works) и внезапному интересу к музыкальной сцене  Чикаго. На духовном уровне footwork звучание с его изобилием самплов близко британской Bass музыке, только его подача настолько буйная и неудержимая, что dubstep или garage по сравнению с ним будут звучать «заморожено». Порой «шероховатая» эстетика делает ту или иную музыку недоступной для слушателя, но многие продюсеры уже успешно используют весь это бешеный напор стиля в собственных целях.

Machinedrum и Jim Coles, который запустил псевдоним Om Unit для Bass музыки, после многолетней работы в качестве hip-hop под именем 2tall, оба используют footwork в качестве платформы для перевода bass музыки на уровень с более высоким темпом. «Footwork сработал как курок для всего этого» – говорит Coles – «он сработал так, что мне захотелось вернуться к моим музыкальным корням. Мне не стыдно нисколько сказать, что всему свое время, поскольку сегодня интерес к rave культуре весьма высок. Этот интерес никогда не покидал меня с начала 90-х, но я все же рад, что он возвращается». Серия эдитов, выпущенная Coles под именем Phillip D Kick в 2011 году служит тому лучшим подтверждением. Coles соединяет точки так умело, используя старые jungle треки и шинкуя их в footwork, что слушатель легко может спросить «а почему же этого не случилось раньше? ». Ему удалось представить footwork в британском контексте и благодаря ему jungle снова становится актуальным.

amen-brother-jungle-om-unit

Теперь треки Om Unit звучат на привычной для drum’n’bass скорости, свои двери ему открыли Metalheadz и Exit. И если раньше шансов, что подобное произошло бы, практически не было,  то в 2013 году это вполне естественно. Ключевым теперь моментом в его треках, становится понятие введенное журналистом Laurent Fintoni – «slow/fast», являющееся ничем иным как наложение быстрого ритма на более медленный  и изменение скорости в середине трека. Coles, Pritchard и многие другие пробуют свои силы в этом приеме и без сомнений становится ясна роль этой техники в музыкальном контексте: slow/fast привносит динамику в структуру drum’n’bass трека, которая очень часто подвергалась суровой критике за неизменность и статичность.

Пару месяцев спустя после экспериментов Philip D Kick, drum & bass продюсер Charlie Fieber, aka Fracture выпустил трек «Get Busy», который шумел очень долго, став визитной карточкой его альтер-эго Dawn Day Night, словно сошедшего с экрана фильма ужасов.  Гибрид footwork и тяжелой drum’n’bass перкуcсии «Get Busy» стал мощнейшей бомбой, которая привлекла к себе внимание многих слушателей из разных секторов bass музыки. Музыкальные корни трека в британской музыке, но здесь явно слышится американский footwork, который открыл для Fracture новый этап его творческой деятельности, связанный с  расшатанными барабанами, сдвигами в скорости и странными звуками.

«Мне нравится в footwork акцент на грув и хуки, вместо привычного на продакшн и звукарскую работу» – говорит Fieber – «В нем есть сырость, которая мне нравится, да и сам стиль не воспринимает себя всерьез. По отдельности все эти вещи уже сильно вдохновляют Я вспоминаю на какой музыке я вырос, то это был hardcore punk, Beastie Boys и Nirvana. Для меня  лично, в них есть что-то общее. Они звучат очень сыро, и акцент в их работах был сделан на сам процесс написания. Я хочу вновь вернуть все то, что на меня влияло».
Культурный обмен между Британией и Штатами идет обоюдный: в музыке footwork баронов Rashad & Spinn уже звучат amen брейки и ощутимо Jungle влияние после турне дуэта по Британии.  В треке «I’m Too Hi» у Rashad amen брейк сидит в footwork  рамках, обратный эксперимент, только Om Unit это уже делал пару лет назад.
Jungle и Hardcore переживают новый подъем повсеместно, проявляясь даже в музыке американских команд «Fade To Mind» и  «Body High», в треках которых брейки абсолютно естественная составляющая часть в новом мульти-жанровом контексте.

 

«Не забывайте, что «Think» брейк и сэмплированные рифы – еще не означают что это jungle»- объясняет Adam. На самом деле имеет место возвращение к подобному звучанию, суть которого в том, что американские продюсеры взяли UK Hardcore и приспособили его для своих нужд. Поэтому когда ты осознаешь это, то возникает ощущение настоящей музыкальной синергии, благодаря которой и возникает благоприятная почва для подобного звучания, которое начинает набирать обороты».

 

Даже если эти идеи и не звучат революционно сегодня, то jungle все равно продолжает жить и дух этой музыки по-прежнему с нами. Все эти продюсеры берутся за жанр и дают ему новое, собственное ускорение. Их треки вовсе непохожи на прогулки по алее с воспоминаниями, музыка остается оригинальной с неотъемлемыми атрибутами – скорость, свобода, эффект физического присутствия. На нашей памяти Jungle остается лучшей танцевальной музыкой, перед  которой невозможно устоять.

Текст / Andrew Ryce

Перевод: Rustee @ Special Request (c) 2013

http://www.residentadvisor.net/feature.aspx?1974