DB

DRUM’N’BASS ПО-ПРЕЖНЕМУ КРУТ

текст: 

перевод: Rustee (c) 2015

Знаете, когда разговор заходит о том, что «будущее» уже наступило, то это звучит весьма приземлённо.

В 80-е и в 90-е танцевальная музыка окончательно завладела поступательным движением вперед, которое выровнялось и замедлилось в нашем «настоящем», когда всё и везде стало доступным.

С появлением  1992 году jungle музыки прямиком из танцевального котла, в котором варились house, techno и breakbeat, возникла невероятная вспышка новой энергии, о которой раньше никто и подумать не мог.  Через пару лет, jungle сменила новая музыка drum’n’bass и с этого момента все возможности стали казаться неисчерпаемыми. На своем пике, вся эта музыка воспринималась как самая футуристичная из всех электронных жанров и  стилей, существовавших в то время. Но потом «настоящее» буквально протаранило «будущее». Эта музыка растеряла силу поступательного движения.  Будучи раздираемой внутренним конфликтом между некоммерческой сценой и ошеломительным коммерческим потенциалом, drum’n’bass, как стиль, сам захлопнул на себе капкан. Несмотря на глобальное музыкальное явление, дружелюбные связи с миром pop музыки и относительно хорошее состояние за эти 15 лет drum’n’bass стал сродни «паршивой овцы» на существующей  электронной сцене.  Музыка остается по-прежнему для не посвященных чем-то слишком сложным, а заполучив нового слушателя, drum’n’bass самодовольно наслаждается осознанием факта, что «массы врубаются в тему».

В самом конце 2014 года я брал  интервью  у продюсера из Манчестера Dub Phizix, выросшем на золотом наследии этой самой музыки, и к которому успех пришел в 2010 после выхода сингла «Marka», пропитанного dancehall звучанием. Мы обсуждали родословную drum’n’bass, и он, в ходе беседы, возвращался к идее того, что эта музыка по-прежнему остается «новаторской». Вот в этом то и находится  краеугольный камень музыкальной дилеммы. Новаторский жанр – технологичный, всеобъемлющий, футуристичный, остается связанным узами ущербного брака с устаревшими идеями некоммерческого своего реализма. Да, это еще вдобавок и приложение к «творческому пофигизму», благодаря которому в 90-х мы узнали о Photek, Roni Size, 4Hero и Goldie. Вот поэтому в этой музыке всегда обретали нужную форму выдающиеся идеи, даже в том случае если кто-то пытался взять что-то «на стороне».

Amit Kamboj, как музыкант, занимается drum’n’bass с начала нулевых. Его карьера начиналась аналогично многим в статусе «музыкального новатора». Его хвалили те, кто был очарован провидческим  потенциалом этой музыки, но при этом оставаясь слишком далеко от  «золотого» пути.  «Всегда интересно осознавать, что большинство музыкантов, которые экспериментировали в drum’n’bass сразу же получали критический отзыв» – говорит Amit – «Но, так или иначе, всегда требуется время на то, чтобы эти эксперименты были приняты большинством». С самого начала своей работы Kamboj интересовался потенциалом half-time ритмики, увлеченный напряженностью в атмосфере треков на скорости 170 ударов в минуту. По его словам, «то, что получалось на выходе, ставило слушателя в тупик, к чему же эту музыку отнести». Сегодня дела обстоят гораздо проще. «Тот самый стиль сейчас воспринимают, как отдельный поджанр. Когда я ставлю треки, наподобие «Immortal» или «Swastika», новым слушателям, то отклик идет совершенно иной».

В 2013 году после 10 лет сотрудничества с другими лейблами Amit запускает собственный лейбл «AMAR Recordings». В феврале этого года, здесь выходит EP под названием «4 Stories».  В числе работ на нем и трек «Survivor», более медленная по темпу композиция. «Она оказалась по нраву многим слушателям из разных музыкальных слоев» – говорит Kamboj. Совсем недавно, он начал работать над саундтреком к фильму «Gloria», рассказывающем о молодой женщине-преступнице, которая хочет вернуться к нормальной жизни. Для музыканта, чьи работы всегда отличались особой кинематографичностью, это более, чем правильный шаг.  «Кинематограф для меня всегда был одним из самых сильных по величине влияния факторов» – признает Kamboj – «Всё, что я бы не записывал, так или иначе, больше относится к повествованию чего-то вымышленного.  Я всегда ищу наилучшее звучание, настроение или текстуру, которые могли бы успешно существовать и на экране и в ваших саундсистемах».

Как и в случае с любым стилем или жанром в музыке, новаторство и разнообразие в drum’n’bass становятся очевидными при более пристальном рассмотрении. В этом отношении, флагманом среди лейблов остается Exit Records, существующий уже 13 лет. Под чутким руководством старого авантюриста dBridge, лейбл продолжает считаться уверенной, мощной силой, ведущей музыку вперед. Летом 2014 года dBridge открыл импринт Pleasure District, подлейбл Exit, ориентированный на издание работ в рамках подкаста Heartdrive, который уже как год существовал, будучи результатом работы с давним компаньоном Kid Drama. Heartdrive сам по себе явился продолжением Autonomic звучания, созданным в конце первого десятилетия 2000-х вместе с Boddika. Это время стало самым подходящим и важным для возвращения экспериментального звучания в drum’n’bass.

«Для нас с Kid Drama это стало логическим продолжением начатого нами движения» – говорит dBridge участник проектов Pleasure District и Heartdrive. В это же время Kid Drama открывает  подлейбл CNVX для своего основного импринта Convex Industries. И у нас появляется еще одна отличная возможность услышать экспериментальные drum’m’bass релизы, например такие, как безжанровый альбом проекта Mikarma, который увидел свет этой осенью.  В этой работе отличительной чертой становится депрессия и внутренние переживания музыканта, которые трансформируются в звучание столь любимых инструментов из студии лейбла Warp 90-х годов.  «Я просто музыкант, творящий вне рамок какого-то одного жанра» – признает Kid Drama – «может тогда лучше пусть жанр, в котором я работаю, определяет мой сетап инструментов»

Для лейбла Exit этот год выдался более чем успешным.  Россыпь разноплановых альбомов от соло артистов и от совместных проектов Module Eight, Mark System, Joe Seven, Binary Collective, плюс также ряд EP созданных для танцполов от новых артистов и узнаваемых имен. « Мне нравится всё, и я пытаюсь найти место для всего, что мне нравится» – размышляет dBridge о разноплановости своего детища. «Возможно, кому-то это покажется не слишком гармонично организованным, если говорить об издании настолько разноплановых релизов, но без этого работа на лейбле была бы в крайней степени скучна».  Ключевой момент в этом –  широкий спектр стилей, подходов и идей, благодаря которым dBridge постоянно остается заинтересованным в своей работе даже после 20 лет творческого пути. Он продолжает: «Я на 100% уверен в том, что выходит у нас на лейбле, в новых именах, которые звучат у нас впервые, и то, как они двигаются дальше, делает меня самым счастливым человеком».

kasra-fb

Еще один лейбл, который занял успешно свою нишу на drum’n’bass сцене – это Critical Recordings под руководством Kasra. Как он сам говорит: «последние 24 месяца были для нас самыми трудоемкими, но при этом самыми результативными».  В 2015 на лейбле вышло 2 довольно контрастных между собой альбома. Один из которых «Rituals» российского музыканта Enei и «Wasted Days» у Sam Binga. Первый альбом тяжеловес, грубый и резкий, который играет на восприятии музыкальных стереотипов. Второй же альбом в духе микстэйпа, который мог бы прекрасно подойти в качестве саундтрека  новой сети стрип-баров будущего, с географией от грязного юга до британских гетто.  Но такая разноплановость на лейбле нисколько не беспокоит его поклонников. Kasra уверен в том, что слушатель доверяет выбору лейбла. «Вам необязательно всё должно нравиться» – признает он.

Благодаря возможности экспериментировать в релизах для лейбла, Ivy Lab, drum & bass трио из Stray, Halogenix и  Sabre, смогли издать первую полновесную half-time работу за последние несколько лет своего существования как проекта. В ноябре увидел свет их дебютный альбом  «20/20 Volume 1», в котором успешно уживаются drum & bass и hip-hop. Черпая свое вдохновение в drum’n’bass движении и извне от таких музыкантов как Alix Perez, Eprom, Machinedrum, Om Unit, Fracture – Ivy Lab пользуются одинаковой популярностью как у поклонников drum’n’bass, так и у новых слушателей, которых становится все больше и больше. Их вечеринка «20/20» проводится уже пару лет в Лондоне, и именно она стала мотивацией для создания альбома. “Мы играем beats, R&B, juke, footwork, экспериментальный drum & bass”- объясняет Sabre – «Спектр стилей действительно широк, но при этом мы остаемся верны ритмике half-time».

Для Kasra drum’n’bass аудитория по-прежнему остается самым лучшим индикатором результата, который вы хотите получить на выходе, даже при условии, если всё меняется. «В восточной Европе публика всегда хочет чего-то громкого и понятного, но в лондонском Fabric мы можем себе позволить поэкспериментировать, и на мой взгляд аудитория нынче к нам ходит весьма открытая» – считает dBridge. Для него есть определенная линия, которую стоит придерживаться ди-джеям. «Вы не можете постоянно находиться в позиции «учителя» в клубе»- добавляет он – «Но я иногда могу сделать нечто подобное, и я знаю, многие клабберы по-прежнему смогут под такое танцевать, несмотря на те головоломки, которые я подкидываю им во время своего сета».

Один из ключевых моментов для drum’n’bass музыкантов – это запятнанная музыкальная репутация. Даже если в их творческой карьере присутствуют  разноплановость и бескомпромиссность. «Жанры и стили мутируют, скорость увеличивается, появляются новые имена» – говорит Kid Drama- «Эта музыка превратилась из hardcore jungle в drum & bass, но потом застряла под этим названием. Когда люди слышат «drum’n’bass», то невольно думают о примитивном 2-step звучании из чартов, но мы же никогда не останавливаемся на достигнутом, мы двигаемся только вперед». В то же самое время музыка словно пользуется преимуществом и извлекает для себя максимальную выгоду, в случае игнорирования молодым поколением устоявшихся границ существующих стилей. Вот именно поэтому вечеринка 20/20 продолжает существовать столь успешно и уже сотрудничает с Low End Theory и Soulection. Они все являются творческими коллективами, объединенными общими идеями и гибкой эстетикой электронной музыки. dBridge говорит по этому поводу так: «они выстраивают пространство для своей музыки, в которой она будет развиваться в дальнейшем». В этом году для Kasra уже был некий подобный опыт выступления на абсолютно иной площадке с более широкой публикой.  Это было на Electric Daisy Carnival в Las Vegas, цитадели американского EDM безумия. «Это было просто невероятно» – вспоминает свой сет Kasra – «Отклик от публики был очень теплым и слушатель с уважением воспринимал то, что мы играем. А играли мы не только то, что от нас ожидали».

Обратная сторона стремления «застолбить» за собой какой-нибудь жанр порой берет вверх, но иногда ты просто от этого отходишь. После открытия Geoff Wright, aka DJ Presha, лейбла Samurai Music в 2007 году, им были также созданы саблейблы, с целью обойти навешивание ярлыков на стили и жанры.  У него выпускались как новые имена (Indigo, Dub Phizix), так и очень известные артисты  (Loxy, Calibre, Paradox). В 2011 Presha не упустил возможность открыть Samurai Horo, в качестве оплота экспериментальной электроники, которая находится где-то между ambient, drum & bass и  techno. В 2013 году вышла первая компиляция «Scope» и потом последовали альбомы, сначала у токийца ENA «Binaural» (2014), «Divided» (2015), затем альбом у ASC под названием « Imagine The Future». Лейбл полностью оправдывает ожидания как от лейбла с новаторской музыкой. «Я наблюдаю за творческим ростом ENA и других музыкантов, у меня есть немало фаворитов в techno и экспериментальной музыке, с которыми я соприкасаюсь – для меня это невероятно здорово!» – говорит Presha.

Но в то время пока музыкальные пришельцы извне продолжают экспериментировать, Wright по-прежнему встречает сопротивление поклонников.  Одними из «печально, но факт» моментов  для него становятся случаи, когда «люди не считают пластинку на скорости 128 ударов в минуту drum’n’bass пластинкой». «С каждым новым негативным комментарием или обзором, в числе наших новых слушателей прибавляется. Они приходят к нам из тех музыкальных кругов, на которые мы нацелены в нашей работе». В 2016 году Presha планирует провести четкое разграничение между лейблами, так, например, Horo полностью перестанет выпускать drum’n’bass. Это станет символом того, что быть привязанным к определённой сцене при этом будучи разноплановым порой может быть слишком сложно для лейбла. Относительный успех Horo как лейбла в очередной раз зацементировал убеждения Presha и его разочарование в современной музыке. «Пришлым в drum’n’bass музыку продюсерам требуется чего-то новое и интересное, это и побуждает их «копать» еще глубже» – объясняет Presha- «Я даже не могу представить, что же это сейчас может быть. Я так же по-прежнему люблю drum’n’bass, но эта музыка даже рядом не стоит с techno, насколько techno может звучать непредсказуемо и разнопланово. Сейчас drum’n’bass это не более чем стиль, который повторяет себя год за годом. Да, 2009 год был очень удачным для этой музыки, но разве нам некуда дальше двигаться после этого?».

DBridge230714

Ностальгия сегодня – это проблема, затрагивающая все области культурного создания и потребления. Но ностальгия это еще и путь оживления музыки за счет самой себя. Факт того, что jungle по скорости и плотности ритмического рисунка  находится очень близко к чикагскому  footwork, позволил в 2010 году этим двум стилям встретиться очень близко. Это очень хорошо слышно по работам Om Unit, Fracture, Machinedrum, в очень сильной степени у Teklife банды и в поздних треках DJ Rashad. Из сетов Zomby и Kode9, альбомов Lee Gamble (Diversions 1994–1996) и Special Request (Soul Music)  мы становимся явными свидетелями возрождения jungle музыки и возникновения нового стимула для экспериментов как внутри самой сцены, так и за ее пределами.

Продюсер из Норвича Sully уже успел поработать в разных областях электронной музыки, а последнюю пару лет он активно двигался в своем творчестве навстречу jungle музыке. «Мои первые работы были более медленные по темпу, но я всегда любил элементы junglе» – объясняет Sully – «В ностальгии нет ничего плохого. Она тоже  имеет право на существование, как и, допустим, новая идея, которую нужно воплотить, или как век цифровых технологий или как болезненный разрыв в отношениях. Самое главное здесь – слушать сердце. Любой вид «идолопоклонства» должен быть искренним, иначе в этом можно усмотреть фальшь или самодурство».

Крайний релиз Sully на лейбле Astrophonica у Fracture называется «Flock». Слушая этот релиз, начинаешь ощущать, что музыка застыла во времени, возвращаешься в легендарную эпоху ломанных ритмов, но при этом все что ты слышишь резонирует и перекликается с нынешним днем.  Комментарии Sully эхом вторят высказываниям еще одного ветерана танцевальной музыки Mark Pritchard. Скорость 160 ударов в минуту у Jungle дает свободу в работе с ритмикой. Для себя он пока что «только лишь попробовал прикоснуться», но «ключевые концепты для музыки открываются на скорости 160  и в любом другом жанре. Говорить об условностях музыкальных стилей проще, чем об эмоциях в музыке, так что давайте лучше сфокусируемся на этом».

Еще одним музыкантом, кому удалось занять верное место между ностальгией и новаторством, стал  Machinedrum. После выпуска альбома «Room(s)» в 2011 году  на лейбле Planet Mu американский музыкант перешел на британский лейбл Ninja Tune. Надо сказать, что в альбоме «Room(s)» вы найдете почти всё. Ностальгия, передовые технологии, и немного терапевтического воздействия.  В 2013 музыкант продолжил синтезировать drum & bass, footwork и hip-hop уже на альбоме «Vapor City».  Решение вернуться к своим музыкальным корням было высоко отмечено, как  известными drum’n’bass деятелями, так и  footwork тусовкой. Это событие стало для музыканта, по его собственным словам «жизнеутверждающим», и теперь он активно гастролирует по миру с выступлениями.

Работа Machinedrum  с темпом и его подход к drum’n’bass стилистике очень любопытны в плане достижения успеха, который пришел к нему извне drum’n’bass сцены. Это доказывает то, что музыка может существовать не только в сферах «засахаренного» мэйнстрима или «неприкосновенного» андеграунда.  Он ссылается на музыкантов новаторов типа dBridge, Amit, Fracture или Rockwell и называет их теми. Кто указал ему правильный путь. «Они рисковали и двигали эту музыку вперед, несмотря на придуманные кем-то рамки и границы. Это было движение вперед  к новым высотам, в нем были и дух старины и современные веяния, и в целом, всё это было невероятно интересно и свежо».

Будучи непривязанным к drum’n’bass сцене как музыкант,  Machinedrum демонстрирует нам наглядно, скорость, на которой записан трек, уже не является основным фактором. «В Штатах, если бы я играл что-то быстрее 140 ударов, меня бы давно засвистали. Электронная музыка в целом сейчас более понятна большинству и ее принимают. Люди ищут иное звучание, чтобы отличаться от признанного и популярного»

В процессе написания этого материала, я задавался вопросом, почему drum’n’bass музыке сложнее было стать mainstream направлением, нежели house или techno, даже при том, что они появились раньше.  Machinedrum корни танцевальной музыки видит в disco. По его мнению, это могло стать причиной разлада в этих музыкальных движениях. « Для меня эта музыка ближе к hip-hop нежели к house или чем-то еще»- – говорит он. Также считают и участники трио Ivy Lab. «Многие люди, которых ты встречаешь в drum’n’bass кругах, пришли сюда из metal или hip-hop тусовок» – говорит Stray. Эта связь очень тесна, особенно это заметно на Западном побережье.  Неспроста Daddy Kev, основатель Low End Theory, 15 лет назад организовывал  в Лос-Анджелесе  вечеринки филиала  Konkrete Jungle. Или же рэп мастера из Good Life Cafe могли выступать как MC на вечеринках.  Между drum & bass и hip-hop есть непрерывная историческая связь, которая в новаторском плане помогала открывать путь для новых экспериментов.

«[Drum & bass] остается все таким же незаконнорожденным ребенком от танцевальной музыки. Некоммерческое движение внутри этой музыки никогда не пользовалось заслуженным уважением со временем вечеринок Blue Note» – говорит Kasra, вспоминая легендарные ночи в Лондоне в конце 90-х, которые организовывал Goldie и благодаря которым лейбл Metalheadz был вписан в скрижали музыкальной истории. ««Возможно этой музыке уже нечего доказывать» – размышляет Amit, прежде чем в сравнении упомянуть dub наследие King Tubby. «Drum’n’Bass музыка находится на своем третьем десятке существования, она никуда не уйдет» – подводит итог dBridge. «Это очень круто, что популярные артисты связывают свой творческий путь с drum’n’bass, в то время как в этой музыке остается еще достаточно пространства для экспериментов.  На протяжении долгого времени drum’n’bass заимствовал идеи у других стилей, но сейчас картина выглядит совсем иначе. Теперь он также влияет на другие стили, как это делают house или techno. Сейчас эта музыка стала основополагающим элементом в мире электронной музыки. Сейчас drum’n’bass находится на своем, заслуженном месте».

Размышлений на тему, почему же drum & bass не стал таким же как, например, house или techno, могло бы хватить на весьма обширную статью, но это неправильный вопрос. Этот вопрос скорее даже не стоит задавать. Drum’n’bass может и не самый популярный стиль в мире электронной музыки, но он по-прежнему остается самым технологичным и смелым в творческом плане, с присущим ему духом футуризма. А закончить хочется словами музканта Sully – «Drum’n’bass по-прежнему крут».

http://www.factmag.com/2015/12/19/drum-bass-2015/