B1lsiC0eFws

Goldie рассказывает нам о начале своего творческого пути и о том, как владельцы лейбла Reinforced (Dego и Marс Mac) прописали исходный код для легенды drum’n’bass музыки.
В 1988 я вернулся в Британию. До этого я жил какое-то время в Нью-Йорке и Майями, занимался своими graffiti проектами и, в общем-то, медленно тонул в городском болоте. Вернувшись, я решил не ехать к себе в родной город в Мидлэнде, а остался в Лондоне. Я остановился у парня по имени с Gus Carl, который снимал в свое время документалку о graffiti под названием «Bombing». В этом фильме засветились и мои английские работы. Он жил тогда в легендарном месте, где можно было проводить бОльшую часть своего времени рисуя, что я, в общем-то, и делал.

Я часто выбрался в Camden, посмотреть, как там дела идут на музыкальной сцене. В то время царила эйфория acid house музыки, полным ходом шла перестройка в сознании людей от indie музыки к rave звучанию. Для меня это всё было ново. Частенько я заходил в клуб Wag, знаменитое тусовочное место. Что-то вроде города над землей, но находился клуб как раз именно под ней. Клуб Brain в Soho был еще одним из моих любимых заведений. Тогда мне говорили разные люди: «Слушай, тебе обязательно нужно сходить в Rage». В то время я начинал встречаться с Kemi (позже она стала ди-джеем). Я пытался несколько раз ее вытащить в тот клуб, пока она сама не сказала в один прекрасный день: «В общем, я иду в Rage». Именно этого я и хотел.

Все уже знают эту историю. Я пошел в Rage и вышел оттуда с легким помешательством рассудка. После этого раза Kemistry взяла меня с собой в клуб Astoria, в котором в тот вечер выступали живьем 4 hero. Dego и Marc стояли на сцене с Ian (The Rebel). Увидав это всё, я подумал: «Это то, чем я хочу заниматься». Я подозвал Marc к краю сцены и дал ему свой номер телефона со словами: «Слушай, я много рисую и всё такое, хочу поработать с тобой».

Вскоре после этого я поехал к ним на студию в Dollis Hill. И первым делом, я переделал дизайн логотипа их лейбла Reinforced. Так было положено начало нашим отношениям. Эти парни редко куда-то выходили. Marc проводил все дни и ночи на пролет с аппаратами для саунд систем, и Dego тоже не был фанатом клубов. Но я то всегда любил куда-нибудь выбраться. Тогда я был буквально в гуще всех музыкальных событий.

Marc и Dego меня тогда буквально запрограммировали в музыкальном плане. У нас была даже такая шутка, когда я иногда мог набрать по телефону Marc и сказать ему: «Слушай, братан, меня нужно отключить». И он мне отвечал на это: «Мы тебя запрограммировали – и ты никогда не остановишься. Переходи на автономный режим». Что-то типа сцены из фильма Blade Runner. Для меня это очень личное, особенно взаимоотношения с Marc. Можно сказать, что моя сталь закалялась вместе с Reinforced.

Я очень хотел с ними работать и предложил записать совместную EP. До этого я уже успел поработать с парнем из Исландии, который вдохновлялся брейкбитами и общим rave настроением. Его звали Ajax Project. Мы с ним записали 4 трека, и выпустили на пластинке с белым яблоком. Когда я создавал эту работу, мы только начинали встречаться с Kemi. Представляешь, я иду на завод пластинок, забираю тираж, кладу всё в машину и еду в магазин Moles Music в Tottenham. Потом их распродают и снова запускаем тираж в работу. И когда я предложил поработать вместе на Reinforced, оказалось, что Marc уже слышал наши треки с Ajax Project. Тогда он сказал мне: «Так это ты тот парень, что выпустил эту EP?». Тогда я подумал: «Да, это я. Я хочу попробовать сделать что-то другое. Парни, ваше звучание – это просто фантастика». И я им сказал: «Давайте, скинемся на гребанную студию. Вы половину и я половину». По меркам того времени вложить 750 фунтов в неизвестного парня было просто неслыханной авантюрой. Они тогда мне просто поверили. Marc сказал: «Сделаем».

У меня были связи с Mark Rutherford, который работал с Peter Gabriel. В тот момент времени, он трудился в студии у William Orbit (позднее продюсер у Madonna). Mark знал меня по клубу Wag и прочим модным тусовочным местам Лондона. Я пришел к нему в студию со своим другом Linford Jones. Мы тогда создали новый проект под названием Rufige Kru. У Linford была огромная коллекция пластинок, и я всё время говорил ему: «Давай возьмем фрагмент с вон той пластинки, а давай еще с этой…».

Что же было дальше, а дальше мы взяли напрокат два самплера Akai S1000. Мне тогда говорили: «Тебе ведь нужен только один» и я отвечал им: «Нет, я беру два». Я просто нафаршировал их сэмплами. Памяти свободной у этих аппаратов совсем не оставалось. На что мне опять говорили: «Какого хрена? Ты что с ними собрался делать?». Мой ответ был прост: «Я всё сведу воедино». Тогда я был очень запасливым. Всё тщательно хранил. Я продолжал мыслить как graffiti художник. Я знал набросок, я знал контуры того, что я делаю.

Первой вещью, которой мы выпустили тогда на 12-дюймовой пластинке стала «Krisp Biscuit» EP. У нас всё получилось, и мы снова взялись за работу, в результате записав «Darkrider». Когда я притащил эту пластинку на Reinforced, им просто башни «поотрывало». И после этого я начал работать с 4 Hero. Днем я сидел с Dego до 16 часов, потом с работы приходил Marc и мы уже с ним продолжали работать над теми же треками.

Благодаря успеху моих первых пластинок, я чувствовал себя довольно комфортно в студии с Marc и Dego. До этого, я мог попасть на студию, но у меня не было своей. Понимаете, это всё b-boy менталитет. Ты хочешь обособиться, чтобы убедиться, что у тебя есть собственный потенциал. Я начал работать с инженерами по звуку, которые не привыкли к подобному звучанию. Они ни хрена не знали, о скорости 155 ударов в минуту. Всё, что они тогда знали, была скорость 90 ударов.

У меня было много разных идей, и Marc с Dego прислушивались ко мне. Мы сидели подолгу в студии, бесконечно резали драмбрейки, записывали их на DAT кассеты, потом загоняли в компьютер и уже потом выстраивали трек послойно. Для меня это было созданием цветов, аналогично тому, когда ты рисуешь. В этом и был мой подход. Сначала мы смешаем цвета, а уж потом будем продолжать со всем остальным. Всё соль в эклектике. Как сказал бы graffiti художник: «Вот контур, я покажу, какие цвета использовать и вместе мы этот контур зальем». Сюда розовый, туда синий. Так же и в музыке.

Как ты начинаешь двигаться и как ты выходишь из танца? И как тебе удается, убедить всех, что это невероятно легко для тебя. Вот он главный фокус!

Вот взять тот же брейк-данс. Все дело в переходах между движениями. Так и в музыке. Переход между 16-ю тактами к следующим 32-ум, дальше к 64-ем и обратно к 16 в середине. Я тогда только и думал о переходах. Как бы я мог переходить от одного к другому. Как би-бой сглаживает финальное движение? Так ведь, он ни хрена не теряет движение, он его продолжает. Как ты перейдешь с геликоптера на гребанный хэдспин и не завалишься на спину? Не можешь сделать, да? Да потому что ты выглядишь по-уродски. Абсолютный урод. Тебе нужно завершить движение. И вот теперь, ты завершаешь его с помощью легких, но очень значимых штрихов в своем танце, и в этом и есть главный аспект стиля.

В общем, с музыкой дело обстоит также. Творишь эклектично, 32 такта, 64 такта, и потом делаешь гребанный ход только уже со звуком. Длинный такой, затяжной ход, тут или какой-нибудь звук сейчас войдет, или «дроп» с вокалом сделать. Я мог долго буксовать с аранжировкой и в таком случае Dego мне говорил: «Вот так сделай – просто пробуй сделать по-другому». Всё дело было как раз в переходах. И для меня всегда это было так, словно ты перепрыгиваешь с одной высокой ступени на другую, еще выше. И это ощущение я несу через года с собой. Marc всегда говорил, что у меня всегда есть четкая идея и я всегда знал, что я хочу получить в результате. Это было очень характерно для менталитета лейбла Reinforced.

Потом был момент, когда у меня на руках было 10 косарей от Synthetic Records на выпуск EP. Это такие деньжищи были в те годы! По сути, они предложили мне сделку на выпуск двух EP. Я рассказал об этом Marc и Dego, ну типа «Ребята, я хочу записать для Synthetic». Они благословили меня и отправился к Mark Rutherford в студию, где и были записаны «Terminator», «Kemistry», «Knowledge» и «Sinister». Ребята, это детище, рожденное в огромной, крутой студии! Позже, я подарил лейблу Reinforced Records ремиксы на трек «Terminator». В то время у меня из головы не выходило: «Мне охренеть как нужен собственный лейбл». Лейблу Metalheadz скоро предстояло увидеть свет.

Никогда я и подумать даже не мог, что превзошел этих ребят с Reinforced Records. Они просто уже тогда понимали, насколько мощными получатся «Terminator» EP и «Angel» EP. Marc всегда говорил, что когда услышал эти работы, то ему стало ясно, что всё, чему мы вместе учились, мы просто взяли с собой на уровень выше.

Как владельцы лейбла Reinforced, парни понимали, что наши пути близки к тому, чтобы разойтись. Marc эту мысль сформулировал так: «Это гораздо выше нас всех. Мы должны этот вопрос решить здесь и сейчас, чтобы дальше нам всем было только хорошо». Они прекрасно понимали это. Поэтому, когда все таки наши дорожки разошлись, мы прощались, словно братья на пороге, или так, словно ты провожаешь ребенка в школу. Или как отец, который говорит тебе вслед: «Давай, сынок! Двигайся вперед, держись и не сдавайся! Успехов тебе и, да, задай им жару!». Mark и Dego и это знали. Они запрограммировали меня, нахрен. Они всегда останутся теми, кто научил меня всему тому, что я знаю и умею сейчас.

http://www.electronicbeats.net/mentors-how-4hero-prog..

Интервью: SVEN VON THÜLEN.
ФОТО: CHELONE WOLF (GOLDIE) и ELKE MEITZEL (4HERO)
Перевод: Rustee (c) 2016